утренняя овсянка
какая нахрен любовь.

самое настоящее, важное и трогательное - не ваши мне прелестные слова время от времени, а действия, которые прямо под рёбра бьют и обезоруживают. например, когда за ужином говорят "вот та книга Бредбери, что я тебе подарил.. как, разве не подарил в прошлый раз? дарю. " сидишь, таращишься своими зелёными, еду изо рта чуть не роняешь, а тебе : "Ляль, да закрой ты рот и ешь уже". а нельзя вот просто есть, потому что это настолько по-близкому, по-родному, когда знают, что если ты отдашь этот прекраснейший красный томик Бредбери, то вместе с ним у тебя рука до предплечья оторвётся - настолько вросла в меня эта книга.
это не подарок - бесценность внимания. я бесконечно этим дорожу.

*мятный леденец до сих пор в моём кармане. когда он совсем усохнет, зачерствеет, начнёт покрываться мхом от старости - в нём можно будет выдолбить дыроку, протянуть ниточку и сделать кулон. :D