утренняя овсянка
какая нахрен любовь.
я вижу, как растаскивают меня по кускам - и самые близкие, и чужие: фразы, манеры, любимое - с каким-то бесстыдством, наглостью и убогим триумфом отрывают - и к себе в копилочку. когда-то ещё моё настоящее, моя сокровенность теперь приумножает чей-то грёбанный пафос.
и это ни черта не льстит. я думаю: "чтоб вы все сдохли".